Джон Пилджер John Richard Pilger неофициальный сайт биография фильмография видео скачать смотреть онлайн документальное кино статьи Джон Ричард Пилджер


  Джон Ричард Пилджер                                                                           неофициальный сайт

              "Журналист не должен быть простым наблюдателем, не понимая скрытой информации, описывать иллюзии которые нас окружают"  


Новая пропаганда – либеральная, новое рабство – цифровое

Что такое современная пропаганда? Для многих – это ложь тоталитарного государства. В 1970-х я встретил Лени Рифеншталь и расспросил об её эпических фильмах, прославлявших нацистов. Используя новаторскую технику съёмки и технологию освещения, она разработала документальную форму, которая зачаровывала немцев; её «Триумф Воли» наложил на них заклятие Гитлера.

Она сказала мне, что «посылы» её фильмов зависели не «от приказов сверху», а от «покорного вакуума» германского народа. Включал ли он образованную либеральную буржуазию? «Всех» – ответила она.

Сегодня мы предпочитаем верить, что покорного вакуума не существует. «Выбор» повсеместен. Телефон это «платформа» для запуска каждого зачатка мысли. Если вам необходимо – есть вселенский Гугл. Ласкаемые как молитвенные чётки, эти драгоценные устройства рождены гниющими с головы, они постоянно отслеживаются и контролируются.

Их доминирующая тема – «я сам». Я. Мои потребности. «Покорный вакуум» Рифеншталь – это сегодняшнее цифровое рабство. Эдвард Саид описал этот режим цифровых технологий в своей работе «Культура и Империализм» как привнесение империализма туда, куда ни один флот не может доплыть. Это абсолютное средство социального контроля, поскольку его выбирают добровольно, он вызывает привыкание и погружает в иллюзию личной свободы.

Сегодняшнее «послание» абсурдного неравенства, социальной несправедливости и войны – это пропаганда либеральной демократии. По любым меркам человеческого поведения – это экстремизм. Когда Уго Чавес бросил ему вызов, он был обвинён в вероломстве; и преемник его будет подвергаться нападкам тех же ревнителей американского института предпринимательства.

Историк Норман Поллак называет это «либеральным фашизмом». Он писал: «На экране всё соответствует нормам. Вместо марширующих гусаков [нацистов] – на первый взгляд безобидная подмена милитаризацией культуры в целом. А вместо напыщенного лидера у нас есть блаженный несостоявшийся реформатор на работе [в Белом Доме], планирующий и осуществляющий убийства, с постоянной улыбкой на лице»

Если ещё поколение назад инакомыслие и острая сатира были позволительны в «мэйнстриме», сегодня приемлемыми являются лишь их подделки и фальшивые моральные правила «Zeitgeist». Личность – всё. Мутирующий феминизм и классовая принадлежность устарели.

Также как покрывающий массовые убийства «сопутствующий ущерб», «затягивание поясов» стало приемлемой ложью. За фальшивым фасадом консюмеризма, четверть Большого Манчестера живёт в «крайней бедности». Вооружённое насилие, совершаемое «нашими» правительствами против сотен тысяч безымянных мужчин, женщин и детей, не являются преступлениями против человечности.

Беря интервью у Тони Блэра 10 лет назад, по поводу его преступного вторжения в Ирак, Кирсти Уорк (БиБиСи) подарила ему момент, о котором он мог только мечтать. Она позволила ему с трудом искать аргументы в пользу «трудного» решения, вместо того, чтобы призвать его к ответу за его монументальную ложь и начатое им кровопролитие. Как тут не вспомнить об Альберте Спире!*

Ведомый либералами Голливуд вернулся к своей роли времён холодной войны. Оскароносный фильм Бена Аффлека «Арго» стал первым игровым фильмом, столь тесно интегрированным в систему пропаганды, что его подсознательное предостережение по поводу иранской угрозы является заказным, поскольку Обама снова готовится напасть на Иран.

«Истинная история» Бена Афлека о «хороших парнях против плохих мусульман» – является настолько же фабрикацией, насколько оправданием военных планов Обамы, которые утонули в срежиссированных аплодисментах. Как указывает независимый критик Эндрю О' Хехир, «Арго» – это «выдающее себя за невинное в идеологическом смысле кино, являющееся пропагандистским фильмом в настоящем смысле этого слова». Воистину, это обесценивает киноискусство, когда оно занимается созданием образа власти, прислуживая ей.

Правда состоит в том, что 34 года назад американская внешнеполитическая элита кипела жаждой мести из-за потери своего любимого тирана, шаха Ирана, и его государства пыток, созданного по чертежам ЦРУ. Когда иранские студенты в 1979 году заняли американское посольство, они обнаружили залежи компрометирующих документов, доказывающих, что израильская шпионская сеть функционирует внутри США, воруя самые ценные научные и военные секреты. Сегодня не Иран, а двуличный сионистский союзник является единственной ядерной угрозой на Ближнем Востоке.

В 1977 году известный по своим Уотергейтским репортажам Карл Бернстайн показал, что более 400 журналистов и руководителей, главным образом либеральных американских средств массовой информации, за последние 25 лет работали на ЦРУ. В их число входили и журналисты «Нью-Йорк Таймс», «Тайм» и большого числа телекомпаний. В наши дни в этой отвратительной казённой рабочей силе нет совершенно никакой необходимости.

В 2010 году «Нью-Йорк Тайм» не делала никакого секрета из своего сговора с Белым Домом о цензурировании военных записей Wikileaks. У ЦРУ есть «развитый отдел индустрии развлечений», помогающий продюсерам и директорам обелять свой имидж неподсудной банды, убивающей, свергающей правительства, торгующей наркотиками. В то время как обамовское ЦРУ совершает серийные убийства при помощи дронов, Аффлек восхваляет «секретную службу... которая ежедневно жертвует собой во имя американцев... Я очень хочу их поблагодарить».

Фильм-оправдание пыток обладателя Оскара за 2009 год Кэтрин Бигелоу «Цель номер один» был разве что не лицензирован Пентагоном. Доля рынка кассовых сборов американских фильмов в Великобритании зачастую достигает 80 процентов, а незначительная доля британских фильмов – в основном совместного производства.

Фильмы из Европы и других частей мира составляют крошечную часть того, что нам разрешают смотреть. За всю свою карьеру кинопродюсера я не могу припомнить такого времени, когда голоса инакомыслящих в кино и телевидении были столь малочисленны и слабы.

Несмотря на заламывания рук, вызванные расследованием Левесона, «модель Мэрдока» остаётся неизменной. Прослушивание телефонов всегда было безделицей, мелким проступком, по сравнению с повсеместным барабанным боем зовущих на преступную войну масс-медиа.

Согласно опросам Гэллап, 99 процентов американцев полагают, что Иран представляет для них угрозу, точно так же как большинство полагало, что Ирак ответственен за атаки 9/11. «Пропаганда всегда побеждает, – сказала Лени Рифеншталь, – Если вы допускаете это».

Примечание:

* – На судебном процессе после Второй мировой войны гитлеровский министр вооружения Альберт Спир выступил с длинной речью, в которой с поразительной остротой описал тиранию нацистов и проанализировал их методы. «Диктатура Гитлера, – сказал он, – отличалась в одном фундаментальном свойстве от всех предшественников в истории. Это была первая диктатура в настоящем периоде современного технического развития, диктатура, которая целиком использовала все технические средства для доминирования собственной страной. С помощью технических приспособлений, таких как радио и громкоговорители, восемьдесят миллионов людей были лишены независимости мыслей. Поэтому стало возможным подчинить их воле одного человека...». Более ранние диктаторы нуждались в высококвалифицированных ассистентах даже на самом низком уровне – людях, которые могли мыслить и действовать независимо. Тоталитарная система периода современного технического развития может обойтись без таких людей; благодаря современным методам коммуникации стало возможно механизировать лидерство на нижнем уровне.

Джон Пилджер, 21 Март, 2013

Источник


Документальное кино онлайн | Театр онлайнЛекции TED